Смешно об ужасном

Ответить
Захарова О. А.
Сообщения: 8
Зарегистрирован: Вт ноя 14, 2017 11:04 am

Смешно об ужасном

Сообщение Захарова О. А. » Пт дек 14, 2018 1:32 pm

Захарова Ольга Александровна,
ведущий библиотекарь отдела обслуживания учащихся 5-9 классов ГКУКВО "Волгоградская областная детская библиотека"

Удивительно, когда особо впечатлительные молодые мамы устраивают целые форумы в Интернете, на которых обсуждают, как могут подействовать на неокрепшую психику ребенка, скажем, строки из Айболита о зайчике, попавшем под трамвайчик: «Он бежал по дорожке, и ему перерезало ножки, и теперь он больной и хромой».
Что же можно сказать о детских ужастиках? По этому поводу лучше не спорить, этот жанр литературы уже вошел в детскую субкультуру прочно и навсегда. Нам осталось только смириться.
Психологи нашли закономерность. Ребенок в 5-6 лет не может без страха слушать ужасные истории. Позднее, с 8 до 11 лет, дети уже с удовольствием рассказывают страшные истории с замиранием от собственной смелости, а в возрасте 12-13 лет уже перестают воспринимать их всерьез, и все большее распространение получают различные пародийные формы.
«Сидят дома дед и баба. Вдруг по радио передают: «Выбросьте скорее шкаф и холодильник! К вашему дому едет гроб на колесиках!» Они выбросили. И так выбросили все. Сидят на полу, а по радио передают: «Мы передавали русские народные сказки».
Чем же отличаются детские страшные истории от ужасов для взрослых?
1. Герой ребенок (в основном несимпатичные мальчики и девочки с отрицательными чертами характера – недалекие, жадные, завистливые, трусливые, тщеславные, одержимые местью и т.п.);
2. Произведения в основном не очень большого размера;
3. Очень тесная связь жанровой специфики и поэтики детского ужастика с детским фольклором (страшилками, сказками, садистскими стишками);
4. Именно непослушные герои наказываются самым жестоким образом;
5. Есть определенная система повторения текста из раза в раз, что создает определенный эффект – ожидания, узнавания, готовности к страшному.
В жанре ужасов отображены образы современной субкультуры, видеокультуры, а сейчас очень популярно использование сюжетов компьютерных игр.
В жанре детских страшилок к ужасному и жуткому присоединяется изображение безобразного и отвратительного – нечисть всех родов и видов, могильные черви, фонтаны крови, тление, зловоние, уродства, жуткие трансформации.

«А само чудовище, точнее его часть, называвшая себя Нежностью, спокойно стояло на берегу, наблюдая за схваткой».
Артамонова Е. «Нечто из бездны».


«Василиса хоть и Премудрая, но женщина. И ничего человеческое ей не чуждо. Взыграло в ней женское любопытство, и понесли её ноги сами на эту поляну. Видит: стоят два терема, вывеска на них «Контора Змеи» и «Контора Крысы».
Мораль: бюрократия есть везде».
«А Василиса Премудрая не ведала, что происходит с любимым мужем. Наводила порядок в царстве Кощея Бессмертного, отца своего: строила избы крестьянам, сажала деревья, выплачивала компенсации пострадавшим при разрушении дворца…
Мораль: с любимыми не расставайтесь».
Жвалевский, Пастернак «Смерть мертвым душам».

Сегодня повсеместно жанр ужастиков приобретает фэнтезийную переработку, и к традиционному фольклору добавляется городской.
Это видно, когда к уже известным персонажам, таким как ведьмы, лешие, домовые, русалки, оборотни, шишиги, кикиморы, банники, добавляются экзотические – чвык колодезный, полоскрип паркетный, лифтогрыз оригинальный, грызущая моль, галстук-душитель, провал экзаменационный с очаровательными хвостами, стригущий репей и т.п.
Созданы уже целые серии данного жанра.
Серия «Ужасные истории». Авторы: Вера Головачева, Эдгар Дж. Хайд, Дмитрий Емец.
Серия «Страшилки». Авторы: Кристофер Пайк, Леонид Влодавец, Сергей Суханов, Том Б. Стоун, Елена Артамонова, Алан Ф. Джонс, Александр Белогоров.
Серия «Ужастики». Автор: Р.Л. Стайн.
Серия «Большая книга ужасов». Авторы: Екатерина Неволина, Ирина Щеглова, Елена Арсеньева, Эдуард Веркин, Сергей Охотников, Марина Русланова.
Серия «Лучшая книга ужасов». Авторы: Вадим Селин, Евгений Некрасов (перекликается с серией Большая книга ужасов).
Серия «Твой Ужастик». Авторы: Георгий Науменко, Валерий Роньшин.
Серия «Жуткая сказка на ночь». Авторы: Елена Усачева, Мария Некрасова.
Данное направление в литературе отсылает читателя к определенным сюжетным приемам.
– Например, к ситуации рассказывания – как правило в темноте, в детской компании в отсутствии взрослых (Е. Неволина «День вечного кошмара», где герои уговаривают своего друга рассказать историю пострашнее; И. Уайброу «Школа приведений», произведение, созданное в виде дневника, где описывается приключение четырех друзей).
– Ситуация, связанная с легендами о проклятом месте – доме, озере, городке. Это может быть идеальный курортный городок с очень тихими местными жителями, странное черное озеро, черноморская бухта, где раньше проводились закрытые эксперименты, закрытый пионерский лагерь, подземные катакомбы, кладбища. Иногда место может казаться довольно обычным (деревня бабушки, спортивная база, степной хутор), но с уголком полным страшных тайн (Е. Усачева «Проклятье волчьей бухты», Л. Вдовец «Жуть подводная», С. Пономаренко «Лысая гора», Р. Риггз «Дом странных детей», В. Ковалевский «Сокровища горы Иль-Урун»).
– Сюжет, связанный с демоническими существами, ведьмами, вампирами, оборотнями, колдунами/магами т.п. (А. Жвалевский и И. Мытько «Здесь вам не причинят никакого вреда», Р. Даль «Ведьмы», М. Арольд «Парк приведений», Е. Усачева «Призрак Ивана Грозного», И. Зимина «Черная душа», Г. Науменко «Призрак ночи», Н. Измайлов «Убыр», Н. Гейман «Коралина», Е. Усачева «Проклятье из рук в руки», Е. Ибботсон «Мисс ведьма», К. Функе «Охотники за приведениями», Д. Страуд «Призрачный двойник», А. Жвалевский и Е. Пастернак «Гимназия №13», А. Херцог «Трудные времена для вампира»).
– Сюжет, связанный с неотомщенным злодеянием (Е. Неволина «День вечного кошмара», Д. Сеттерфилд «13 сказка», Д. Емец «Мальчик-Вамп», К. Функе «Рыцарь-призрак», М. Моллой «Ловушка для чародеев»).
– Сюжет, связанный с магическими культами (Е. Неволина «Наследие тьмы», Е. Нестерина «Здесь гуляет овечья смерть», Д. Емец «Охотники за приведениями»).
– Классическая литературная традиция создания гомункула (Е. Артамонова «Механические монстры»).
– Сюжет, связанный с нарушением запрета (Д. Хилл «Страна рождества», Д. Емец «Черная, черная простыня»).
– Сюжет, связанный с наказанием за чувства зависти, ревности, мести (Р.Л. Стайн «Лучшая подруга», С. Кинг «Керри»).
– Сюжет, где герой сталкивается с предметом-вредителем: пятно, занавески, колготки, гроб на колесиках, пианино, телевизор, радио, пластинка, автобус, трамвай. В этих предметах особую роль играет цвет: белый, красный, желтый, зеленый, голубой, синий, черный. Герой как правило неоднократно получает предупреждения о грозящей опасности, но не хочет (или не может) от него избавится (Д. Страуд «Шепчущий череп», «Кольцо Соломона», К. Фишер «Корона из желудей», Р.Л. Стайн «Смертельное фото»)
Развязка сюжета как правило происходит неожиданно, когда уже не осталось надежды, мотив победы – это торжество моральных качеств. Если герой гибнет, или есть сцены насилия, то это отображается весьма сдержанно, а гибель сил зла изображают с размахом, яркими красками, натуралистическими подробностями и выразительными деталями.
В большинстве страшных историй для детей самое главное требование – это требование хеппи энда или смешной развязки. Но сюжет построен на мнимой гибели зла. У Геймана в «Коралине» ведьма не гибнет, а уходит в бессознательное состояние в двоемирье. Однажды ведьма может вырваться или кто-то нечаянно может выпустить её.

«Страшные истории пишутся для детей, чтобы они учились бороться со страхами».
Л. Горалик

Ответить